О смекалке нашего брата рыболова и охотника можно написать целую книгу, и не одну. Мой коллега, Алексей, большой специалист по добыче угрей, что, скажу я вам, довольно редкое явление. Во-первых, рыба эта далеко не везде водится, и сегодня сохранилась лишь кое-где в малых количествах. Во-вторых, ее образ жизни, манера плавания, конституция и поведение на стреле охотника сильно отличаются от того же самого всех прочих наших рыб. Как найти и добыть угря – этой науке никто нас не учил, до всего приходилось доходить на опыте собственных удач и неудач.
Для пущей достоверности просто приведу рассказ Алексея, без каких-либо комментариев.
«Не стану скрывать место событий, как это нынче принято… Охотился я в тот день под самой плотиной Озернинского водохранилища. В принципе, охота у гидросооружений из соображений их безопасности запрещена, но мне знакомые милиционеры, охраняющие дамбу, разрешали.
Вода в реке Озерне всегда была очень прозрачной. В такой воде даже с поверхности при определенном опыте легко обнаружить норку с угрем. Охота складывалась удачно, и к середине дня уже три «змеи» висело на моем кукане. За моими действиями наблюдало двое охранников, которые, конечно же, не о безопасности объекта беспокоились – просто их тоже увлекал этот процесс. С бетонного карниза им отлично было видно все, что происходило в прозрачной воде почти под ними.
Плавая и ныряя под самым сливом воды, я отметил, что не только мне позволяли охотиться здесь за рыбой. Кроме камней, обломков бетонных блоков с торчащими из них арматуринами, на глаза то и дело попадали обрывки лесок и куски разорванных сетей. Похоже, плотина активно использовалась и спиннингистами, и браконьерами – «багрильщиками» и «сетевиками». Так вот, лавируя под водой, я не заметил, как одна из лесок завелась за пряжку грузового пояса. Почувствовав это, я дернулся, в надежде соскочить с нее или порвать, но вместо этого леска откинула пряжку, и восьмикилограммовый пояс камнем ушел на дно. Меня же, наоборот, словно пробку, выбросило на поверхность.
Эта незадача не сильно меня расстроила. Глубина всего-то метра три с половиной, и даже с поверхности мой утонувший пояс был хорошо виден. Чтобы удобней было вызволять его из беды, подплыл к берегу и положил ружье. Вернулся в исходную точку реки и попробовал нырнуть. Зная, что при такой большой положительной плавучести это будет не просто, перед нырком выпустил почти весь воздух из легких, а ноги вскинул как можно выше над поверхностью. Получив таким образом приличное ускорение, вниз пошел довольно резво, но почти сразу ощутил на себе пресловутую выталкивающую силу великого Архимеда. Активная работа ластами продвинула меня в глубину еще на полметра, и…все. В последний момент я вытянул руку в надежде дотянуться до пояса, но, увы – не хватило каких-нибудь 30-40 сантиметров. Как только я сдался и перестал молотить ластами, меня выбросило наверх ногами вперед.
На поверхности, глотая воздух, и, пытаясь восстановить размеренное дыхание, я соображал, что же делать дальше.  Передохнув пару минут, предпринял еще одну попытку, также безуспешную. Оставалось два варианта: либо как-то подцепить пояс, либо воспользоваться чем-то тяжелым, чтобы можно было донырнуть до него. Имея ввиду обе эти возможности, вылез на берег, и в содружестве с одним из зрителей, стал искать орудие спасения пояса. И тут мне повезло: кусок рельса, длиною с руку, уютненько так лежал в травке, словно только меня и ждал. Вот, то что надо! Спасибо российской бесхозяйственности…
Тяжеленная на воздухе железяка, в воде сразу полегчала. Прижав ее к груди двумя руками, кое-как с грехом пополам доплыл до места и нырнул. До дна теперь дошел без проблем, почти не работая ластами, перехватился левой рукой за лежащий пояс, правой отпустил, ставшей ненужной железяку, и уже готов был всплывать. И тут в полуметре от себя справа вижу угря! На виду была его средняя часть, а головная и хвостовая скрывались в расщелине между камнем и песчаным дном.
В моем мозгу, перебивая одна другую, завертелись мысли. «Что делать? Ружья-то нет, но рука свободна… Знаю, что рукой, даже двумя, угря не удержать…Но не бросать же добычу, вот она – только руку протянуть..» И тут я вспоминаю своего учителя, Леонида Логвинова, который однажды вынужден был от безысходности схватить срывающегося со стрелы угря зубами. На все эти умозаключения ушло, полагаю, не более пары секунд, и в следующее мгновение я схватил угря и сунул его хвост в рот!
Честное слово, такое можно сотворить только сгоряча. За всю мою жизнь ничего более отвратительного ко мне в рот не попадало даже случайно! Осознал-то это я чуть позднее, уже на берегу, а вначале мною двигали одни охотничьи, первобытные инстинкты. Скорее наверх, скорее к берегу! При этом зубами сжимаю свою добычу, а правой рукой пытаюсь отстранить извивающуюся «змею» от маски. Уже у берега маска с меня была все же свернута набок и повисла на шее. В довершение к этому угорь вцепился мне в губу!
Мое необычное появление на поверхности и беспорядочное, поспешное десантирование на берег не осталось незамеченным на дамбе, и охранники уже спешили ко мне поглазеть, что же случилось. Вместо сочувствия и должной оценки моей сообразительности вместе с ловкостью они разразились смехом. Не могли уняться и потом, когда я пытался отплеваться и очистить рот от угриной слизи. Окончательно освободиться от слизи мне удалось только дома после двух продолжительных чисток зубов самой жесткой щеткой.
О той охоте еще какое-то время напоминала слегка ошкуренная угрем моя нижняя губа. А теперь я горжусь, что в нестандартной ситуации очень быстро принял единственно верное решение. И сумел его, пусть не без последствий, но успешно реализовать».
Ну, что на это можно сказать? Только, уже известное всему миру, - велик и могуч русский народ!

Источник:

http://www.brief-obozrenie.ru/taxonomy/term/1782