Алексей ГОРЯЙНОВ

НОЧНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕРВЕЙ

С недавних пор я поселился на даче в Расторгуево у своего друга Володи. А он не последний музыкант в очень известном симфоническом оркестре и дача у него шикарная. Тридцать соток ухоженных газонов с насаждениями в стиле английских парков.  Есть красивая резная беседка и пруд под березами. На садовом участке работает таджик, поэтому наша жизнь  протекает достаточно размерено и гармонично. Днем друг уезжает на репетиции, а я сажусь в беседку писать свои опусы. Иногда Володя шлифует свое музыкальное мастерство на даче, и тогда в мелодичное птичье многоголосье вплетаются волшебные звуки его скрипки. В такие мгновенья хочется писать что-то глобальное! И ни кто нам не мешает. А ночью в приглушенном свете уличного фонаря мы наблюдаем за жизнью червей…
- Вон, смотри, смотри, - подталкиваю я друга локтем, - выглянул один.
- А вон другой высунул морду, - подсказывает мне Володя. – Сейчас они начнут ползти друг к другу.
И, правда, длинный красноватый червь выполз из норы, окруженной комочками выброшенной земли, и, не спеша, направился к другому, но чуть меньшему червю, который устремился ему навстречу. Когда они сблизились, у них очень быстро произошло соитие. Как-то вдруг незаметно они оказались плотно соединены широким желтым колечком, словно обручены…
Увлеченные созерцанием этой брачной пары, мы не заметили, как газон перед беседкой весь наполнился червями. Оказывается, у них здесь ночью образуется целый город, со своим Бродвеем и отходящими от него улицами и переулками! На главной улице справляли свои свадьбы толпы червей, а на маленьких встречались лишь отдельные пары. И все эти организмы вели себя вальяжно, без суеты. Но это спокойствие было кажущимся. Стоило мне потянуться к одному червю, чтобы схватить его, как остальные со скоростью сурков поускользали в свои норы. В общем, нелегкое это дело – ловить ночью червей…
Это наше увлечение началось с того момента, когда мы в наш пруд под березами запустили карасей-пятачков. Долгое время думали, чем их кормить, наконец, Володя подал идею собирать червей, которые ночью выползают на поверхность земли спариваться.
Дело в том, что мы оба заядлые рыболовы и свободное время  нередко проводим на рыбалке. Но бывает, что я ловлю один, ведь мой друг привязан к оркестру и у него частые гастроли. Чтобы и Володя мог в свободную минуту закинуть удочку, решили выращивать карасей, как говориться, на дому.
В тот период наших идеальных отношений я очень переживал, что какая-нибудь женщина нарушит нашу размеренную холостяцкую жизнь. Володя ведь парень ох какой! Высокий, кудрявый, плечистый. Даже приглашенная в зал Чайковского тетя Лора сказала, что он самый красивый в оркестре. А когда Володя надевает свой концертный костюм, он вообще выглядит, как английский лорд, вот я только не знаю, носят ли лорды, как он, в ухе серьгу.
Тут как-то перед въездом в Москву останавливает нас мент. У Володи джип шикарный. Нас за тонированными стеклами не видно. Я в своей скромной одежде дремлю на заднем сидении – сморило после ночного наблюдения за червями. А Володя был уже при параде, поскольку опаздывал на концерт: смокинг, белая рубашка и стильная бабочка. Он вышел  из машины вальяжно, с гордой осанкой, протянул права. Так, представляете, мент даже не стал проверять их! Он вытаращил глаза, увидев перед собой такого импозантного молодца, что-то промямлил, козырнул и пожелал ему доброго пути. Ну какая женщина тут не клюнет!
Правда, мой друг крайне разборчив. Крайне! Столько под него ложилось прелестных дам, и всем он отказывал. И все-таки нашлась одна, которая смогла покорить его сердце…
А дело было так. Рыбачил я на маленьком пруду у деревни Юсупово, как вдруг зазвонил мобильный. Это был Володя. Узнав, что неплохо поклевывает плотва, он сказал, что после репетиции рванет ко мне. Он поспел, преодолевая московские пробки, как раз к вечерней зорьке, но к этому времени напротив меня на противоположном берегу уже рыбачила симпатичная девушка. Ловила она со знанием дела, правильно прикармливала рыбу, и снасти у нее были крутые.
Володя – любитель ловли на боковой кивок сначала облавливал кустарник у дамбы, а потом переместился на другой берег. Слышно было, как он поинтересовался успехами рыбачки, и я даже слегка занервничал – вдруг она ему понравится. Так оно и получилось. Постепенно у них завязался разговор, но потом начался дождь и за рыбачкой приехал черный «Ленд Круизер».
Когда Володя вернулся на мой берег, я злорадствовал:
- Ха-ха, Володя остался с носом, потому что у рыбачки есть новый русский!
На что мой друг  улыбался и отшучивался:
- Ничего, Капустин, мы и ее отпустим.
Однако  этот неприятный период все же наступил. В тот день Володя привез на дачу девушку, в которой я узнал ту рыбачку. Как уж у них там все сложилось, не спрашивал, наверное, он тогда успел записать ее телефон. С тех пор Маруся стала у нас частым гостем, а вскоре и совсем поселилась на  даче.
Естественно, наши ночные наблюдения за червями закончились: моему другу было не до них. Он стал какой-то суетной, по вечерам теперь подрабатывал в ресторанах – появились дополнительные затраты на избранницу. Приходилось теперь слушать птичек без музыкального сопровождения…
И еще мне не нравилось, что наших карасей эта девица стала отлавливать со страшной силой.  Притом я почти в приказном порядке получил от Володи команду ловить по подмосковным прудам новых карасей для зарыбления. Как же! Ведь его милая не должна сидеть без дела! Со мной же она на рыбалку ездить отказывалась, похоже, недолюбливала меня или боялась, чтобы Володя не ревновал… Но легко сказать лови,  а  вот поймать-то их не так просто, тем более, когда ты мысленно уже настроился на ловлю другой рыбы, скажем, леща на Оке или щуки на Можайском водохранилище.
Вообще-то Маруся была какая-то неряшливая. Не понимаю, как Володя этого не видел. На столе всегда крошки, посуда в раковине стоит немытая. Раньше хоть я за хозяйством следил. Но сейчас я спрашивал себя – зачем, ведь женщина есть в доме!
Правда, был у этой девушки большой плюс – она никогда не отказывалась чистить рыбу и готовить ее. Как говорится, нет худа без добра. Вот когда мы поели свежатинки! Я даже однажды похвалил Марусю, сказав:
- Володя, а ты знаешь, как она ловко чистит рыбу! Берет за хвост, и одним движением – р-раз, нет чешуи, переворачивает на другой бок, еще раз - и рыба голая.
- А как это у нее получается? – спросил он, вечно занятый своим творчеством и ничего не замечающий вокруг.
- Как - как, она ведь нож не использует, а чистит рыбу ногтями. Пока та свежая – чешуя вмиг отлетает. И еще она молодец, что в раковине руки не моет, а то от чешуи у нас обычно вода не проходила.
- А где ж она их моет?
- Где-где. Я случайно подсмотрел – в унитазе!
- Как в унитазе?
- Да так. Там же ведь вода чистая, если ершиком прошуршать и несколько раз  воду спустить. Вот она там руки и моет.
Тут Володя сделал такое брезгливое лицо, что я подумал, его вот-вот вырвет.
Честно, я не предполагал, что эта моя похвала Марусе обернется разрывом их отношений. Я, конечно, знал, что Володя брезглив и очень впечатлителен, но не настолько же!
Итак, мы теперь снова нашей идеальной мужской компанией наблюдаем за ночной жизнью червей…

Источник:

http://brief-obozrenie.ru/news/6715