Корешки, рассказик

Алексей Фандюхин

Другу и Товарищу
Завидову Анатолию  Николаевичу посвящается...;

Третья декада марта на самом Юге Западной Сибири прямо и косвенно говорит очнувшимся от зимней спячке мужичкам : Все! Весна... Пора пробуждаться, действовать! Послеобеденные ласковые лучики  солнышка пробившись сквозь туманную пелену морозного утра заставляют к обеду плакать уже не вчера появившуюся сосульку...

Кое-где повылазил  асфальт. В маленьких, совсем еще крошечных лужицах, купается пара воробьев . Девчоки ,да и какие там девченки! Вполне зрелые дамочки пялят, может еще рановатенько на себя колготки...Весна! А мужикам, да ещё семейным ,да на шестом десятке лет… куда деться от энтого безобразию? В лес, в поле, на речку!!! Бежать, бежать, не оглядываясь. Поближе к родной природе -матушке, подальше от городской суеты...от этих !!!,противных голых коленок!

Вот и герои нашего рассказика-два старых импотента: одному за пятьдесят, а второму под шестьдесят Коленька и Толенька, прихватив с собой еще одного, примерно такого же женаненавистника, решили, хотя бы на воскресный денек, скрыться от этого разнузданного колготочного безобразия в густой заболоченной чаще Обского бора, на маленькой-премаленькой речушке, с простым русским названием Камышенка,  которое имеют тысячи географических обьектов на нашей родной сторонушке.

Готовились к бегству скоренько и недолга. Прикупили мотыльков-червячков, мормышей-бокоплавов. Разлучницу с красивой этикеткой в стеклянной таре мужественно решили не брать! Да и указивка правительственная -не выдавать русскому народу злодейку с наклейкой в ночное и утреннее время до 9 часов помогла принять беглецам это мудрое и взвешенное решение. Решение то решением, а куда деть мужицкую, истерзанно- болящую душу после вчерашних подзатянувшихся, глубоко за полночь, корпоративных Николаевых проводов на пенсию? Нет! Слова из песни не выкинешь! И прятаться в лесу радости большой не будет. А задуматься!!! Сколько мужиков полегло на поле неравной битвы с Зеленым Змием… не опохмелившись!!!

Вот так, оправдывая себя, свои тайные помыслы, думал Николай, приближаясь с рыболовным ящиком и буром к стоянке на которой, уже не смотря на 4 часа утра, были гостепреимно распахнуты скрипучие  ворота и ,рядом со сторожкой, светя призывно габаритными огнями,  бухтел дизельком Крузачек и метались тени боевых товарищей. Полный порядок. Команда "По местам стоять. С якоря сниматься" которую кореш Анатолий частенько повторял вспоминая свою армейскую службу на флоте, сорвалась с языка вместо приветствия и рукопожатия.

Короткая погрузка, сопровождаемая парой фраз, и ,автомобиль рванул с места в карьер, едва попав в узкие, еще советских времен, когда не было габаритных машин, ворота. Весело запыхтев по направлению на Север, к выезду из города.
Обсуждая план нападения на рыб и видя со стороны старинного штурмана  Анатолия Завидова легкое невосприятие разворачивающихся событий  Николай потихонечку начинал злится. Сказывалась предыдущая недоспанная ночь, сегодняшняя, с супер коротким сном, в пару часов .Общались с приятелем  Анатолием , правой своей рукой, надёжной и ещё крепкой практически еженедельно ,по входным дням ,в течении десятилетий и общение доставляло в конечном итоге удовлетворение, но все эти годы все начиналось одинаково: с непонимания- с раскачки, точнее с накачки.

Рассудительный, степенный 58 летний Анатолий занимал должность заместителя директора по административно-хозяйственной части крупного профессионально-технического училища в течении десятков лет, чувствовал себя по жизни независимо и уверенно.

Прогуливаясь в течении всех пяти рабочих дней по хозяйственному двору училища, восседая в кабинете, давая указания, сея разумное, доброе, вечное заключающееся в ежесекундном воспитательном процессе молодых, да  не очень молодых, но так и не созревших по жизни сотрудников училища, которых в окружении было подавляющее большинство, видимо в силу того, что шли в ПТУ работать, на низкую зарплату те, кто либо не хотел, либо не умел и не стремился жить лучше, Анатолий принимал на себя лик задумчивости и степенной важности.

И, когда попадал в компанию к Николаю, с её динамикой, перестраивался не сразу ,а только так, где-то часа- часов через 3-5, бывало и больше. А бывало дело доходило и до суток. Все зависело от того сколько времени Коля не виделся с Толей, а Толя не получал жизненного задора от Коли. Учитывая то ,что последний (тьфу…тфу..чур…чур..!!!,) крайний раз расстались не так давно -в прошедшие выходные, Николай процесс перестройки начал в галоп!

Тем более ,что участвуя в трофийных экспедициях, гонках по бездорожью единой командой, где решения нужно принимать мгновенно и исполнять всей командой- тоже мгновенно, в противном случае рискуя застрять ,провалиться в болото, снег ,песок и остаться там на десятки часов явь и реальность фольклерно -словарный запас для общения был отсеян и подобран тщательно!

-Толя, ты какого х... молчишь?   Вкрадчиво голосом не предвещающим ничего хорошего спросил Николай.
-Я повторяю Где будем заправляться???
-А я почем знаю!- затупил Толяша.
- Можно вот на этой -  показав пальцем на сияющую неоном огней новенькую заправку, принадлежащему одному из избранников народа краевого розлива, со светящимися фантастикой цифрами цен на дизельное топливо.

Совести у депутата, да и стыда, похоже, не было совсем. Не было у него и страха с боязнью пред властью -сам власть, ну а на то, что Премьер кулачком стукнув по столу где-то в Московиях, погрозил пальчикам одуревшим монополистам -ему было са-а-а-псем наплевать. С депутатом Николай имел знакомство давнишние, десяток лет насчитывающие.

Как-то, в высоком кабинете в Главке, старый приятель, пригласив Николая к чашке чая, проникновенно расспросив про нужды и заботы.помянув добрым словом общих приятелей попросил о маленькой услуге: на неделю проверку финансово-хозяйственной деятельности, затеянную службой по борьбе с экономическими преступлениями, отложить на предприятии друга детства.

Вскоре на переговоры подьехал вечерком к дому и детский друг- будущий избранник народный. Бледный, задерганный, заискивающий.. Жалко стало, посодействовал... Знал бы, что так вылезет ,пальцем не пошевелил . Не поступал против совести Николай.  Никогда!

А теперь, времена поменялись. Высокопоставленный товарищ еще выше взлетел. На штаны с широкими генеральскими лампасами давно -предавно косится, Москву всё окучивает. Сейчас в реформу к мечте близок как никогда. Дорожки дружбы разошлись давно.

Завистливым каким-то вице -генерал стал, чванливым. Узнает там Коля был, там…, аж зубами скрипит...У самого времени, да и задора не хватает,  и дома под юбку залез…, с новой женой. Три десятка общих друзей, двадцать из них в один голос: ослеп кореш Саша, края потерял. Зазнался. Не верил Коля, разговорам, пока не увидел вместо лица друга- звериный оскал...

Занервничал перед пастью шакальей и…, вылетел пробкой Коленька в отставку, с подачи кореша и еще одного влиятельного землячка, завистливое зло копившего много-много лет, а тут воспользовавшись ситуацией. Благо, должностенка начальника собственной безопасности помогала . Побольше бы таких друзей и...врагов не надо. Где уж тут ценам снижаться с таким тандэмом -то. Поедем -ка на заправку Толяша чуть дальше, на ту, что виднеется за постом ГАИ.

Пост проскочили мимолетом, никого. Сон с 4-х до 6 утра у молодых парней самый крепкий .Коля помнит это еще по фильму из далекого детства про Чапаева. Спят новоиспеченные полицаи ,точно так же как спали и милиционеры на постах, а может работу работают. Не даром же авто с транзитными номерами притулилось тут же. Увели водилу горемычного на козлодрание, байки водительские в тепле послушать.

Ровно четверть века Коленька проездил со служебным удостоверением сотрудника милиции полагаясь на корпоративную солидарность...помогало ,а тут сдав обходной сдал и удостоверение, а пенсионное не получил еще ,вот и получается ,что чужой среди своих...Да и обьясняться сильно некогда...Недосук, как говорит его маленькая внученька Алисочка...

Со второй заправкой вышло еще веселее- солярка на три руля подешевле будет, только вот не зимняя, а летняя оказалась. За бортом под двадцатку тянет, и не факт ,что опять к обеду дело до луж и колготок дойдет. Можно в лесу и прилипнуть, как это не раз уже случалось. На морозе солярка становится сахаристым медом и течь по трубопроводам категорически отказывается.

Во, запарились. Эту историю проходили ровно недельку назад. Там есть раки ,но по пять рублей, а здесь по три рубля, но много- вспомнилась реприза комика. Наступали же на эти грабли! Что-то не так, не бывает в наше время чего-то в недостатке неделями. Посмотрев внимательно на логотип собственника Николай понял, что бессовестный депутатишко и здесь наследил -его заправочка -то. И чтобы не говорил с высоких трибун представитель воли и чаяний народа по поводу цен в свое оправдание, кленя  позором поставщиков и производителей задравших пару недель назад цены, тут ему не отмыться- солярку летнюю, явно еще по осени закупил , ровно в два раза дешевле, а тут под шумок и решил навариться.

Рванули до следующей заправки- благо недалече. Развелось их, как грибов после затяжных июльских дождей. Здесь цены тоже не порадовали, чувствуется влияние городской топливной мафии, когда, еще в пору лихих 90-х, сплотились, чтобы выжить под напором бандитов. Сами уже стали бандиты-обиралы. Вот и держат уровень цен в округе на десятки километров.

Но деваться некуда, лампочка контроля топлива предательски горит полным накалом. Можем не дотянуть, надо заправляться. Заправляться до полной, не забыв при этом заглянуть и в попутный ларек на дороге, на месте бывшего когда-то типового поста ДПС, проданного кем-то из ушлых милицейских начальников в период дикой приватизации, когда страну, её активы рыжие горячие головы просто растащили на части, предварительно заморив народ до голода в конце 80-х, посадив на талоны с 5 кг. сахара и крупы, двумя пачками сигарет и бутылкой водки на месяц.

Помнит Колька, как избрали городским депутатом, как талоны на продовольствие на весь город делил. Помнит, как Ельцын одним махом всех избранников народа вместе с коммунистами по всей стране вместе под одну гребенку причесал…за ворота…  «Весь мир насилья мы разрушим до основания, а за тем… Мы наш, мы новый мир построим , кто был никем то станет всем…» Стали. Кто кем…

-Нет, ни истории заново переписать нельзя, ни слов из песни ни выкинуть…
Заспанная, но достаточно бодренькая( вот что весна-чародейка творит), лет сорока бабенка, гостеприимно распахнула притворенные двери и на вопрос Николая о наличии водки утвердительно кивнула  показав на целую батарею горячительных напитков, крепостью никак не менее 40 градусов.

Николаю стало весело: в каракулевой полковничьей шапке, да еще с милицейской кокардой, заходит человек в  торговую точку незаконно продающую крепкие алкогольные напитки, а тут никого не стесняются. Веселуха. Вот энто послабления Президентские предпринимательству! Ментам запретили проверку торговых точек, а больше до них дела никому и не было, да и похоже нет… Курировав, в свое время в округе пару спиртовых заводиков и 15 близлежащих районов в сфере незаконного оборота алкоголя Николай твёрдо знал, что качественный товар на Алтае надо брать только местных производителей и уверенно показал на бутылку водки голубого стекла с точеным профилем русской красавицы. В далеком 97-м признанной лучшей водкой Алтая…

Прикупив еще пару чебуреков –вдруг пригодятся, двинулись к заправке. Пока заправлялись, штурман, он же второй пилот, он же Толян,  доложил:
-Правое заднее приспущено -и,  бодро   полез в теплый салон авто.

Наливаясь яростью, предчуствуя недоброе, Николай вылез и пошел к колесу. Точно! Не больше очка в баллоне- надо качать. И сорвавшись в крик вспомнил всё: и про недоделанных мужиков, и про престарелых балбесов, перемежая речугу отборным матом. Толяше возражать было не чем, оставалось  действовать. Благо мощный экспедиционный компрессор был всегда под рукой.

Накачка шла как-то не так, как обычно. Вяло, вяло. Наверное золотничок грязью забился, для этой  трофийной машины –нормальное явление, подумалось вслух Николаю. Толик промолчал… За всем уследить ни рук ,ни глаз, ни времени не хватает. Догнали  давление до нормы: форрева -вперед!

Пролетев мимо памятного места с часовенкой на месте гибели в ДТП губернатора-артиста почуствовал неладное, а потом услышал шум. Злополучное колесо вот уже как метров сто, на скорости шлепает по асфальту  ободом -приехали!

Не проблема. Команда дружно вываливает из авто. Достаточно суетно и но не совсем бестолково закипела работа.  Процесс  выправления штурмана и команды в целом продолжался. Николай,  легонько отматерив для профилактики второго пилота дал указание домкрат ставить с «задачей», сам пальцем не пошевелив Сам рули, сам вези, еще и сам крути?. Пусть бегают. С «задачей»-значит с наклоном, так как машинёшка маленько в горку стоит и может упасть. С третьего раза все получается.

Пока не заглушили авто и не поставили на передачу и не подкатили спущенное колесо в качестве упора машина падала на диск два раза, единожды чуть-чуть не сыграв Кольке по зубам реечным шестнадцатикилограммовым домкратом.

Уселись. Вперед! Ключ зажигания на старт! Не тут-то было. Авто заводится не хотело, слабенько чакая реле стартера. Неужели разрядились три мощнейших аккумулятора которых кормили  вольтами с амперами еще и два генератора??? Вот так покатило-покатило! Но пуля вылетела! Толкнули чудо-богатыри машинку под горку назад: завелась с пол-пинка.

Вперед, только вперед!  Не отступать, не привыкли! Сидящий сзади сослуживец Анатолия только удивлённо хмыкнул:  ехать за сотни километров на не совсем, да что там говорить! На совсем не исправной машине, с непонятной еще водительскому уму поломкой, на изношенной запаске, где в лесу, и не найти ей замену…Б-р-рр! Но слава Господу, ничего не сказал, благоразумно промолчав…Чай не первый раз в экипаже.  Да и сам…, сам ,такой же, как остальные… обмороженный.

Начинало потихонечку светать ,когда покинув  трассу и  проскочив заледенелую дорогу среди перелесков и полей команда наконец-то вьехала в лес. Лес был уже не тот зимний -светлый и прозрачный, а слегка хмурый –весенний. Радовал глаз только ослепительно белый покров свежевыпавшего снега, бушевавшей пару дней назад прощальной мартовской метели.

Тогда федеральные трассы, из-за ураганных ветров и снежных заносов, были напрочь перекрыты, а порывы ветра раскидывали по кюветам отчаянных смельчаков проскочивших «на авось»  мимо полицейских постов. В лесу было хорошо и тихо. Внутреннее напряжение Николая потихонечку начинало отпускать и не беспокоило уже ни состояние запасного колеса, на котором только и можно-то было доехать до ближайшей шиномонтажки , ни неисправности с зарядкой генератора.

На душе просветлело. Все! Вырвавшись от мирских забот с их мелкими проблемками, суетой. Освободившись от груза давившего неожиданной отставкой и предательством товарищей-все отступило куда-то далеко –далеко назад. Вот оно, что все эти годы питало и поддерживало Николая в его грязной и грубой работе, не позволяло сорваться, слететь с катушек. Вот оно- его отдушина, его спасение, его жизнь…

Природка родная и на Толяшу начала похоже действовать -разговоры пошли, паузы в раздумье поуменьшились, тупить почти перестал. Нормальный мужик ,с 94 года вместе, больше 15 лет… К тысяче подходит количество совместных вылазок продолжительностью от нескольких часов, до десятков суток. Надолго не расставались. Интересы в жизни общие, увлечения… Все в тему: на охоту- вместе, на рыбалку- вместе. Трофи-рейды прошли вместе. Десятки тысяч километров в одной кабине…И тонули и замерзали.

Катера, снегоходы, квадроциклы, всё, что было под рукой. Всё задействовалось. Не было перерывов, не было пауз. Весна-Лето-Осень-Зима -нескончаемый круговорот событий, бешенный ритм жизни. И всегда, точнее почти всегда, были вместе  плечом к плечу.

Всяко бывало, но одной командой дополняли друг друга. Николай -импульсивный, резкий и Толя-взвешенный, спокойный, надёжный. Всё у них всегда получалось. И везло! Не слыханно везло! Если ломались на 40 градусном морозе, то рядом деревушка невесть откуда взявшаяся, если пробарахтавшись в  весенней ледяной воде половодья и оставшиеся чудом живыми, в кармане находили три отсыревшие спички. На промозглом дожде со снегом последняя спичка зажигалась и костер помогал дожить  до рассвета… Много…, всего было.

Проскакав по лесной дороге добрых километров 70, нырнув через деревенский мосток, оказались почти  у цели: большенькой поляны заставленной пятью –шестью десятками автомобилей разных калибров. Да, похоже припозднились. Полный набор конкурентов. Бегом выдвинулись на разведку по узкой, натоптанной казалась конями, тропинке. Благо всё рядом -метров четыреста. Первым к берегу вышел Николай и, чуть не присел от неожиданности!

На пятачке, размером 30 на 50 метров сидела, бегала и суетилась добрая сотня людей! Во весь голос Николай крикнул ,обращаясь к собравшимся: Люди! Может голод какой???!!! Толпа хихикнула… Спустившись на лед к первым близ сидящим рыбакам,  узнал в них своих хороших знакомых. Пока разговаривали, со всего льда поздороваться, начали подтягиваться знакомые рыбачки. Клёва активного не было. Развлечение одно- поболтать.

Кое-где  отдельные рыбачки лениво выдергивали на лед рыбёшек размерчиком  в ладошку-полторы. Особенно расстарался долговязый детина, выхватив подряд, из лунки, в паре метров от Николая, пяток таких-х-х  приличненьких окуньков. Где тут удержаться. Хватит разговоры разговаривать, вперед к любимым местам! Припустили трусцой к машине, благоразумно которую глушить не стали, вдруг не заведется.

Ехать было недалече, с километр, чуть поболе,  выше по течению, к Мельничному омуту. Рыба здесь клевала помельче, но постабильней. Не успели остановиться, как сослуживец Анатолия схватив бур и рыболовный ящик галопом понесся к омуту, отмахнувшись от предложения попить чайку с дороги.

Расположились не торопясь, откинув заднюю крышку багажника Крузачка. Настроение было приподнятое. Налили чаёк, порезали сальцо с колбаской и копченой лосятинкой, ну и…конечно- достали бутылочку. Плеснули по единой, потом еще, по третьей… За разговорами и не заметили, как показалось дно. Настроение совсем улучшилось, даже и не вспомнилась только что раздавленная в очередной раз Анатолием традиционно новенькая рамка номерного знака. А лях с ней!

Попивали степенно чаёк, слушали тишину утреннего леса и...О чудо! Показалось, аль нет? Лебединый клёкот, где-то далеко, далеко, краем леса. Рановато вроде, недельку бы весне пообождать. Толя тоже насторожился. Услышав, показал рукой в направлении кромки бора, потом прислушавшись, недоумённо замер и негромко рассмеявшись, показал рукой на китайский термос с чаем который и издавал лебединую песнь.

Друзья расхохотались, радуясь выглянувшему по весеннему солнышку, радуясь трепету сердца при  знакомых с детства звуках родной природы, радуясь наступлению нового дня.
Вечерело, клёв почти закончился. Солнышко катилось к горизонту. Полное безветрие, молчаливый лес готовится отойти ко сну и, вдруг, Николай услышал! Нет ,нет! Показалось! А потом и  увидел в ярких лучах заходящего солнца кромкой леса тянувшую на Восток пару ослепительно белых лебедей. Окликнул Толю… Долго молча смотрели на пролетающих птиц. Потом встретившись взглядами подумали  кажется об одном  Нет, врешь! Не заканчивается жизнь, а только начинается!