В нужном месте в нужное время

(рассказ-быль)

25 августа 2012 года. По причине "нерабочей" из-за ветра погоды Сокол, - так обычно он делал в таких случаях, - решил  махнуть на Быструю Сосну со своим ставшим уже любимым  ультралайтом от Гарри Лумиса.  На этой реке Сокол знал всего два места, где можно поспиннинговать. Первое находится в окрестности маленького поселка Засосенка, который расположен в самом устье Сосны, там, где до ее впадения в Дон остается метров триста.  Здесь от  когда-то действующего  каменного моста осталось что-то вроде полуразрушенной плотины, пытающейся еще противостоять мощному потоку реки. С остатков этого моста Сокол обычно и ловил рыбу спиннингом. Елецкие рыбаки это место называют Мазанками.  Второе место, которое знал Сокол на этой реке была так называемая Ольшанская плотина, находящаяся под Ельцом в полукилометре ниже моста через Сосну, принадлежащего новой Федеральной трассе М4.  Здесь по Ольшанской плотине тоже когда-то проходила дорога, а ныне, как и в Засосенке, о ней  свидетельствует лишь большая каменная гряда, преграждающая путь реке, которая переваливая ее мощными бурлящими и очень шумными от этого потоками, как будто кипит. Сокол еще не решил, в какое из этих мест ехать, подумав, что это он сделает на пути следования от с. Красного до поворота на В. Дрезгалово  длиной примерно в десять километров. После короткого сбора он выехал на эту самую дорогу "Красное-Елец" и минут через десять небыстрой езды был уже перед дорожным указателем "В.Дрезгалово", дающим понять, что если хочешь попасть  в него, то надо повернуть  налево. В голове Сокола происходил бурный мыслительный процесс, - это было видно по его серьезному выражению лица, - процесс, который в науке называется что-то вроде оценки альтернативных вариантов и выбора  предпочтительного из них. Понятно, что предпочтительного с точки зрения выбранного, - если он единственный, - критерия, или, может быть, с точки зрения многих критериев, если их несколько.

Поскольку критериев было несколько, то Сокол оценивал варианты по степени их важности.

Понятно, главным для Сокола была возможность продолжения прерванной из-за непогоды своей работы по защите растений. Поэтому, случись к вечеру летная погода, добираться из Засосенки в Красное раза в два быстрее, чем от Ольшанской плотины. С этой точки зрения, конечно,  лучше  ехать в Засосенку. Но, в последний раз там очень плохо клевало. Лучше, наверное, проследовать дальше на Ольшанскую плотину, где в этот раз, может быть, повезет, -  размышлял на ходу Сокол, приближаясь к указателю на В.Дрезгалово.  Правда, тогда Луна была "не та", да, и погода, помнится,  паршивая.  Если задерживаться до сумерек, - судак же сумеречный хищник, -  то, конечно, из Засосенки добираться проще. С этими завершающими его процесс выбора места рыбалки мыслями, Сокол, достигнув перекрестка, решительно свернул влево на  В.Дрезгалово, - очень длинное не меньше двух-трех  километров село, от которого до Засосенки примерно четыре километра.

Остатки моста через Быструю Сосну в окрестности с. Засосенка. Вид из лодки на левый берег.

Погода с точки зрения отдыха на природе была вроде бы неплохой и, по мнению Сокола, обещала хороший клев хищника. Приведя свою надувную ПВХ-лодку в рабочее состояние, и погрузив в нее все необходимое для рыбалки, Сокол отчалил от берега.  Однако  его  первоначальные надежды на хороший клев после почти двухчасового хлестания спиннингом по воде не оправдались. Не было ни одного не то что удара, а даже малейшего намека на него ни по одному из воблеров, которые он, то и дело, менял.

Сокол, накидавшись вдоволь, решил переместиться поближе к главной струе, почти в самый ее конец. Судя по длине якорного линя, глубина в этом месте была около пяти метров. Примерно в двадцати метрах от того места, где Сокол бросил якорь, поперек реки, как большой барьерный риф, проходила подводная  каменная гряда, перегораживая ее невидимой, - если смотреть сверху, - стеной. Присутствие этой каменной гряды Сокол ощущал всякий раз, когда воблер, вдруг, начинал цеплять дно именно в том месте.  С другой стороны, опытному рыболову линию  этой гряды можно было определить по возмущению потока воды, проходящему также поперек реки и четко видимому.  В одну из проводок воблера Сокол боковым зрением увидел плывущего в самой струе мужчину, голова которого регулярно, то находилась над водой, то скрывалась в ней. Сокол подумал, что это кто-то из отдыхающих, - такую картину он за лето наблюдал не один раз, - просто купается.  Тем не менее, он задал мужчине вопрос, который первым пришел ему в голову: "…вы купаетесь или тонете...?"

Мужчина проплывал мимо Сокола метрах в четырех правее, не реагируя на вопрос, который был задан, - это Сокол хорошо запомнил, - достаточно громко не менее трех раз. Тем временем мужчина, видимо, достиг этой самой подводной гряды, так как он, вдруг, остановился на мгновение. При этом, туловище его выглядывало из воды уже примерно по грудь. В этот самый момент Сокол снова повторил свой вопрос, на который мужчина ответил двумя словами: "…тону, быстрее!..". Услышав такой ответ, Сокол, что называется, стал хладнокровно действовать: быстро выбрал якорь и, налегая, что есть силы на весла, двинулся в направлении зацепившегося за гряду терпящего бедствие мужчины, которого, - о, ужас! – там уже не было.     Видимо, течение было настолько сильным, что обессилевший мужчина не мог ему уже противостоять, и, поддавшись воле реки, скрылся под водой. Сокол в замешательстве   начал "шарить" глазами по месту, на котором только что был мужчина. Вдруг, он в полуметре от лодки чудом увидел, - видимость была всего сантиметров двадцать-тридцать, - как под водой мелькнуло  что-то светлое. Как оказалось, это была кисть руки скрывшегося под водой мужчины. Сокол, перегнувшись через борт лодки, попытался ее схватить. Но, видимо от того, что руки обоих в воде были скользкими, это ему никак не удавалось. Сокол чувствовал, что мужчина тоже, видимо понимая, что ему хотят помочь, пытался захватить его пальцы. Но  не хватало каких-то нескольких сантиметров, чтобы уверенно ухватить друг - друга за руку. Сокол уже решил прыгать в воду, когда, вдруг, рука мужчины, которую он уже четко различал, приподнялась  сантиметров на десять.  Тут уж Сокол, - не хорошо хвалить, но это правда, -   не растерялся и ухватился крепко за манжет рукава. Потом, - уже второй рукой, -  за рукав и дальше за шиворот. Вытащив и надежно удерживая мужчину так, чтобы его голова находилась над поверхностью воды, Сокол перевел дух.  Мужчина, хоть и еле-еле, с какими-то всхлипами и перерывами, но, - слава богу, -  дышал.  Однако, на вопросы Сокола совсем не реагировал. Сокол, удерживая мужчину за шиворот, соображал как поступить ему дальше.   Втащить его в лодку одному без посторонней помощи не удастся, так как мужчина был в забродном костюм, который, - понятно, - был полон воды. Увидев метрах в ста  ниже по течению местных засосенских  ребят, Сокол попросил их помощи, которые, - надо отдать им должное, - без лишних вопросов быстро подплыли к лодке Сокола. Передав рыбака вовремя подоспевшим ребятам, Сокол немного успокоился и смог сфотографировать завершение операции "спасение утопающего".

Завершение операции "спасение утопающего"

Ребята же, вылив из костюма воду, доставили рыбака на берег, где он обосновался, установив свою палатку и смастерив достаточно большой столик. Примерно через полчаса, - рыба все равно не ловилась, - Сокол решил узнать о самочувствии рыбака и, заодно, - каким образом мужчина оказался во всем рыбацком одеянии в бурном потоке.  Как оказалось это решение пришло к Соколу очень даже вовремя, так как, причалив к берегу, он увидел, что спасенный, - его звали Володя, -  сидел за столиком вместе с супружеской парой из Воронежа, с которой отмечал свое "второе рождение". Сергей и Ирина, - так звали супругов, - рассказывали ему подробности всей этой истории.

Володя, Ирина, Сергей

- Да, вот, же спаситель твой, - сказал Сергей, указывая на Сокола, когда он подошел к столику.

- Спасибо, Володя, - ему, видимо, уже рассказали, что Сокол был его тезка.

- Да, все нормально, - ответил Сокол.

- Как ты себя чувствуешь?

- Нормально.

- Ну, и хорошо.

- Как же ты оказался в струе?

- Да, полез отцеплять воблер и оступился. Не удержался, - течение-то сильное. Так и оказался в самом потоке.

- А ты, Володя, плавать  умеешь?

- Стыдно признаться, но, не умею.

- Ничего тут стыдного нет. Просто, видимо, не довелось научиться в детстве. Но тогда ты, Володя, молодец в квадрате или даже в большей степени. Столько продержаться в бурной воде в полной рыбацкой экипировке, без умения плавать - не каждому по силам.

- Это точно, - добавил Сергей, слушая их диалог.

- А почему же ты не просил помощи и, выходит, молча и мужественно тонул? – спросил Сокол.

- Не знаю, - ответил, пожимая плечами Володя.

- Ладно, все уже позади. Видимо, утонуть тебе не суждено, - из такой ситуации выкарабкался, сказал задумчиво Сокол, - Давай-ка лучше выпей хорошо, укутайся теплее и просто поспи столько, сколько потребует организм. А с рекой  надо быть осторожней…

Послесловие

Покинув лагерь, Сокол подумал, что было бы, если, например, у спасенного Володи было бы все так, как было, а он, Сокол, не свернул бы утром на В. Дрезгалово?  От этих мыслей Соколу стало не по себе. Ведь понятно, что к тонущему никто бы не успел вовремя. Даже бы Сокол не успел, если бы не стоял на якоре около главной струи, по которой проплывал Володя. Ребята, находящиеся в ста метрах ниже этого места, против течения не выгребли бы к нему вовремя. Обычно чистая, не считая периода паводка, вода в Сосне в это лето оказалась почему-то мутной. Сокол слышал от кого-то, что причина этой замутненности, - исходит от рытья канала для прокладки газопровода где-то выше Ельца.  Супружеская пара из Воронежа, которая находилась в то время  на островке, тоже бы не успела. Тем более, что Сергей, - это он рассказал, когда они были вместе у столика, - подумал, что Володя, барахтаясь в воде, не тонул, а отцеплял (!) воблер Сокола.  Хотя, издалека это, возможно, так и выглядело. Реально,  если бы Сокол опоздал секунд на десять, то погрузившегося Володю в такую мутную воду он мог бы и не увидеть… Вот, и получается, что хорошо, когда кто-то оказывается в нужном месте в нужное время. Знать бы только эти нужные места и нужные  моменты, - много жизней было бы спасено, - подумал Сокол, собираясь с хорошим, - хоть, за всю рыбалку не было ни единой поклевки, - настроением домой.

Лебедянь Липецкой обл., Август 25  2012 г.                                            V.Sokol