Моя бывшая супруга вполне лояльно относилась к моему увлечению рыбалкой. За что, кстати, большое ей мужское спасибо. Но, вот, тёща… Что это, мол, за муж такой? Дома не сидит, всё норовит с мужиками свинтить куда-то. Да хоть бы рыбы привозил. В общем, толку от такого зятя ни на грош.

Тогда-то я и начал лысеть. Тёща плешь проела…

Теперь, собственно, о рыбалке. Приноровился я как-то окуньков на донку на живца ловить. У берега на галишнике наловлю подъёмником гальянчиков. Живца на крючок, удочку на вицу, и сижу себе, поклёвку поджидаю. Забрасывал снасть я на свал в небольшой омуток. Струйкой её постепенно сносило на глубину, и где-то посередине пути следовала поклёвка. Не на каждой проводке, конечно. Если живца сносило на дно ямки, приходилось перезабрасывать.

И вот, то ли я зазевался, то ли отошёл на минутку по какой-то нужде – не помню, но снесло моего живца в омуток. И тут поклёвка! Да не обычная окунёвая – подёргивание кончика удилища. Леска туго натянулась и двинулась к берегу, к травяным зарослям. Удочка упала вершинкой в воду и, на удачу, зацепилась катушкой за вицу. Я подбежал к ней, схватил и с силой потянул. И тут мне невероятно повезло – полукилограммовая щучка вылетела из воды и шлёпнулась на берег, не успев ни свечку показать, ни тонкую леску поводка перекусить. Вот это прилов! Радости-то было!

Запустил я пойманную щучку в садок, надёжно закрепил его на колышек и опустил в воду. Всё, думаю, теперь никуда не денется. На лице блаженная улыбка, а в мыслях я уже торжествую победу. Представляю себе, как прихожу к тёще, с эдаким равнодушным видом выкладываю на стол щуку и говорю: испеки, мол, тёща пирог, да чтоб на всех родственников хватило! А она залебезит передо мной, будет извиняться. Что ж, мол, за дура я такая, что зятя своего не уважала. Ну, я, естественно, её глупую великодушно прощу…

Это были едва ли не самые счастливые минуты моей семейной жизни…

Настроение-то прекрасное, но вот клёв почему-то сошёл на нет. Посидел я ещё часа два, периодически поглядывая на свою добычу в садке, да решил закругляться.

И тут вижу, что щучка-то моя как-то странно расположена: на одну половину в садке, а на вторую – снаружи! Она, хитрая бестия, оказывается, время зря не теряла. Нашла в верёвочном садке порванную ячейку, втиснула в неё свою морду и, едва заметно шевеля плавниками, всё это время медленно, но упорно втискивалась в эту узенькую дырку.

Я, предвидя неладное, стою на берегу, смотрю на неё, и она снизу этак хитро на меня поглядывает. Что, мол, покрасовался перед тёщей? Я хватаюсь за последний шанс, как за соломинку, прыгаю вперёд и выхватываю садок из воды. Да где там! Щучка моя бьет хвостом, преодолевает последнее сопротивление ячейки и исчезает в брызгах навсегда…

Какими словами описать моё отчаяние? Дело ведь не в том, что щуку упустил. Бог с ней, пусть живёт и даёт жизнеспособное потомство. Дело в том, что снова, как всегда, проиграл очередную, может быть самую главную битву в этой извечной войне…

Понял я тогда для себя две вещи.

Первое – нельзя брать на рыбалку ненадёжные снасти. Подведут в самый ответственный момент.

И второе – нет у мужика ни единого шанса против тёщи, если не пришёлся ко двору.

Если тебе кажется, что ты на высоте, что всё под контролем, значит, чего-то важного под собственным носом ты просто пока не видишь…

Источник:http://www.fishingsib.ru/articles/view/51220/