Сколько мне было в ту пору лет уже не помню,наверное 11-12.
Нашли мы с другом в старом колхозном складе одностволку 16 калибра,марку тоже не помню.
Осталось дело за малым, найти патроны.Решились на воровство.
Друг побежал к брату в дом,я к деду.Скомуниздить мы смогли 6 латунных гильз,пачку капсулей и
2 заряженных патрона.
Испытания ружья проходили на свалке,Я стрелял первым,ну почему всегда мне первому достается.
Другу своей боли в плече не показал,сказал что пошел по большому за старый комбаин.
И там героически плакал в одну харю от сильной боли,а болше потому что промазал по этой гребоной бутылке.
Настала очередь друга,я молчу,жду теперь когда он пойдет по большому.
После выстрела друг молчал с--ка минут пять,только улыбался,ведь он попал в бутылку.
потом улыбка стала постепенно переходить в гримасу боли.И вот наконец то эти долгожданные слезы.
Поревели и собрались домой, ружье решили спрятать тут же на свалке.Дома нас ждал ремень и злые родители.

Дня через три,когда плечо уже не болело,а на заднице можно было сидеть, решили мы зарядить патрончиков.
Вопрос,где взять порох и дробь.Так как задница еще отчетливо помнила кожу ремня,воровать у деда как то
не хотелось.И о чудо я вспомнил как дед просил меня принести из клуба моток киноленты,дед ее резал ножницами
на мелкие квадратики и засыпал в гильзу вместо пороха.Осталось дождаться киномеханника из райцентра,он
приезжал раз в неделю и крутил один и тот же фильм,так как фильм уже все просмотрели по несколько раз,
то пропажи несколько десятков метров кинопленки ни кто не заметил.И в этот раз ремень спокойно,без дела провисел на гвозде.
С дробью было проще связисты-телефонисты набросали около своей будки много кусков кабеля .

И так мы имеем 6 гильз,пачку капсулей,порох,дробь.Пыжи(газета Сельская жизнь)
День первый. Процесс заряжания патронов проходил в заброшенном домики на окраине Деревне. Для начала в гильзу решили засыпать половину спичечного коробка пороха(кинолента),забить газетой и оставшееся место в гильзе заполнить кабельным свинцом, нарубленным в мелкие квадратики. И опять же газетой все это дело заканапатить. И вот получился наш первый патрон, оставалось только испытать. Вот вечный вопрос кто первый будет проводить испытания. Я предложил тянуть спички. На что друг ответил: Ты космонавт, тебе и начинать.( О космонавтах напишу отдельно, если будет интересно). Я не стал позорить доброе имя Ю. Гагарина и со словами: Учись как надо, схватил ружье и залег в траве на изготовке. Выстрела как такового не последовало, только странный харкающий звук. Дробь выкатилась из ствола и лежала рядом с пыжом в полуметре от места выстрела .Подумав над ошибками, решили не много прибавить пороха, но убавить дроби .И так две третьих спичечного коробка пороха перекочевали в гильзу. Патрон готов,(че-то космонавтом мне быть надоело, но ни куда не денешься, друг настаивал). Со вторым патроном произошло тоже самое. Разочарованные, пропахшие едким дымом решили приостановить испытания и проконсультироваться у пастуха дяди Миши. Придя домой, Отец сразу насторожился, почуяв запах знакомого дыма. И тут началось, Расспросы , допросы, с кем, где и что делал! Но я молчал как Олег Кошевой. Бедный ремень, сколько же ему досталось за годы моего детства!
О космонавтах. Ну кто не хотел стать космонавтом в начале 80-х, наверное все.
У нас в деревне было свое посвящение в эту не легкую профессию.
Притаранили мы на горку бочку похожую на пивную банку.
В нее помещалось человек 10 наверное. И так человек 15 закатывают бочку на горку,
в нее садится один доброволец, остальные толкают бочку с горки и испытания начинаются.
Главное в этом деле не заплакать, если заплакал после спуска, то все пи---ец не космонавт.
Главное не заплакать, а остальное не в счет . Синяки и ушибы только приветствовались.
Повторного экзамена не допускали- вердикт на всю жизнь.
Думаю Гагарин бы заплакал увидя эту бочку, даже не садясь в неё.
Всех сдавших экзамен называли фамилиями известных космонавтов.
У нас даже была своя Терешкова и собака Стрелка.
Ну с собаками было проще, ловили дворнягу, сажали в бочку, если не обгадилась, то Стрелка.
А вот с Валентиной мы повозились, сопротивлялась она с—ка упорно, кусалась, царапалась,
но после спуска не заплакала. ( Я и не знал что она через 10 лет согласится стать моей женой)
Но скоро наши испытания прервали. Была у нас тетя Тоня местный фельдшер.
И после того как появилась у нас бочка на горке, то у тети Тони стали катострофически убывать запасы бинтов и зеленки. Бочку у нас забрали.
Встретились с пастухом дядей Мишей мы на пастбище. Он нам объяснил как нужно заряжать патрон.
Оказывается нужно делать подсыпку из дымаря под кинопленку, чтоб пленка быстрей сгорала и даже дал нам
две мерки из обрезанных латунных гильз под пленку большую, под дымарь маленькую.
Но предупредил что мерки под 12 калибр (зачем он это сказал)
.Ну мы ведь в школе учимся и понимаем что 12 калибр полюбому меньше 16, а у нас именно 16-й,То и пороха нужно сыпать на порядок больше. Так и порешили.
Договорились встретится в заброшенном колхозном саду и там проводить эксперимент.
Ружье туда притаранили с вечера, чтоб утром не спалиться.
Утро мне сразу показалось не хорошим, че-то Батя косо на меня смотрел пока я завтракал.
Уж не вложил ли нас дядя Миша, дядя Миша может он хитрый как 100 индейцев мелькнуло у меня в голове и я косо посмотрел на ремень висящий на гвозде, но тут-же все забылось, ведь нас ждут великие дела.
Эх хорошо утром в саду! Птички поют, козы пасутся, но нам не до этого.
Мы заряжаем и по нашим расчетам все должно поучиться.
Я еще при подходе к саду другу сказал что сегодня космонавтом не буду.
Пусть что хочет думает он про меня, меня больше тревожил утренний взгляд Бати.
Вздохнув и почесав задницу я потопал вслед за удаляющимся другом.
Зарядили пару патрон и решили покурить ворованной Примы перед испытаниями.
Решили привязать ружье к забору, и протянуть проволоку примотанную к курку
в укрытие, залегли за бревно. Я из своего укрытия наблюдал полет разобранного
ружья над яблонями иногда скрывающимся за облаком едкого дыма.
Первая мысль в голове: Куда попали и пробили ли доску.
Мысль вторая: Пи---ец стволу, ну в этом сомнений не было.
Мысль третья и самая тревожная: Слышали ли выстрел в деревне.

А выстрел не только слышали, но и даже знали кто его произвел.
Нас давно искали.
А дядя Миша надолго запомнил что вложил нас родителям.
Повязали нас на месте преступления, остатки от ружья конфисковали.
Первых пиз===лей мы получили на месте, а дома нас ждало настоящее побоище.
Вот такой был мой первый патрон, трудовой с—ка.