Несмотря на то, что неизменная настороженность, решительность и бесстрашие, врожденная злобность к зверю как нельзя лучше соответствует нордическому характеру народа, выведшего эту породу, ягдтерьер представляет собой довольно симпатичную и даже безобидную (для человека) собаку.

Ягдтерьер — универсальная охотничья порода — служит охотнику в качестве боевой собаки под землей, с невероятным упорством выслеживает дичь на земле, в любую погоду подаст добытую утку из воды. Невзирая на свои небольшие размеры, ягдтерьер крепок, вынослив, невосприимчив к заболеваниям. Еще одним ценным качеством обладает эта собака — недоверием к посторонним.

Случай, очевидцем которого мне довелось быть, остался в памяти главного действующего лица на долгие годы. Причем Игорь (так мы назовем нашего героя) даже спустя много лет не мог вспоминать эту историю без содрогания. Итак, по окончании службы в ГСВГ удалось Игорю купить за немалые деньги щенков-ягдтерьеров. Темного окраса, невзрачные с виду, щенки не вызывали у владельцев прижившихся в нашем городе пород особенного восторга… Но уже через год многие любители лисьих шкур пытались заполучить щенка ягдтерьера. Очень удачно отработав очередной охотничий сезон со своими питомцами, Игорь на свой сорокалетний юбилей не без гордости вынес на показ гостям семь уже выделанных, переливающихся золотыми оттенками прия ярком свете хрустальной люсьры лисьих шкур. Кроме этого на стене красовались два свежих диплома в позолоченных рамках – заслуженная награда его любимых питомцев на облас тной и республиканской выставках охотничьих собак. Что уж там говорить, вся здравица звучала в честь него, одного из лучших в городе кинологов. Весь вечер Игорь ходил гоголем, даже привел из вольера собак и повязал им на шеи пышные банты.

Последний день охоты по пушному в тот год выдался слякотным и промозглым, порывы ветра бросали в лицо комки мокрого снега. Стремительно проносились, чуть ли не сбивая наши головные уборы, мрачные, набухшие водой и снегом, тучи. Редко проблескивало в разрывах туч осеннее солнце, не успевая отдать тепло, на короткое время освещая унылый пейзаж. Понятно, что собаки, и тем более мы, поджав «хвосты», плелись почти без трофеев к грузовику, давно поджидавшему нас на обочине шоссе. И надо же было тому случиться, что именно Игорь, один из всей компании, оказался по грудь в воде в придорожной канаве, оступившись на скользком бревне. Скинулись по нитке с брата, переодели нашего Ихтиандра… Ему бы сесть в кабину «газона», все бы и обошлось, так нет! Гордыня заела – да что мне сделается, да я, да мы… В общем, все мы так: не думаем о последствиях, да и кто бережет себя на охоте-то?  Короче, слег после этого Игорь с тягчайшим радикулитом. Не помогли ни блокады, ни народные целители… Три месяца в больнице и еще месяц на домашней койке.

Спросите, а кто ухаживал за чемпионами? А вот мы, по очереди, когда находили время и старушка-мать с больными ногами. Чего греха таить, у каждого своя семья, свои заботы, поэтому заглядывали все реже. Вот и перешли собачки зимовать в квартиру и лишний раз не имели возможности сходить по своим делам, уж не говоря о прогулках. Надо сказать, что к тому времени уже третий год жил Игорь бобылем –  сбежала от него супруга, не выдержав доли охотничьей жены (и это не редкий случай в наших рядах, не все .женщины способны понять душу охотника…).

Одним словом, отлежался мужик. Потихоньку, с палочкой, в три погибели согнувшись, выкарабкивался на пригревавшее воздух к полудню февральское солнышко. Постепенно болезнь отступила, и уже в начале марта Игорь вывел своих питомцев на прогулку в парк Победы, через дорогу от дома. Уж как носились псы, разминая по аллеям парка застоявшиеся за четыре месяца лапы!!! Мы сидели с Игорем на лавочке, мирно обсуждали предстоящий охотничий сезон, и я успел заметить, как по щеке моего собеседника скользнула, спрятавшись в слегка побеленной сединой бороде, крупная слеза. «Не так жаль себя – пострадавшего по своей же глупости, как жаль этих ни в чем неповинных созданий, – только и выдавил из себя напарник. И тут до нашего слуха донесся воинственный лай ягдтерьеров из дальнего угла парка. Там образовалась какая-то куча-мала — разглядеть на таком расстоянии что-либо было невозможно.

– Наверное, с дворнягами схлестнулись, – предположил Игорь. – Беги, Юра, туда, растащи, я не добегу».

Я понесся во всю прыть, насколько мне позволяли мои годы и накопившийся за зиму вес. Но никаких дворняг и близко не было. На поляне, еще не освободившейся от снега, наша парочка пыталась сорвать с дамы бальзаковского возраста лисью горжетку! А рядом валялась уже растерзанная лисья шапка. Видно не смогли пересилить охотничьего азарта истосковавшиеся по работе псы, потому так яростно набросились на «дичь», хотя она и не находилась в норе.

Обладательница столь ценного меха оказалась весьма привлекательной, невзирая на довольно-таки потрепанный собаками вид. И главное — сопротивлялась, как могла, без визга, присущего зачастую представительницам прекрасной половины рода человеческого. Как позже оказалось, она была хозяйкой щенка точно такой породы, накануне подаренного ей родственником из Чехословакии. И спешила домой как раз, чтобы прогулять питомца. Вскоре мой приятель – владелец ягдтерьеров – женился на потерпевшей. Возместил, так сказать, «моральный и материальный ущерб»… И поверьте честному охотнику, концовку я не придумал. Так оно все и вышло. Сватовство ягдтерьера…

Владислав СТАРОДУБ